Главная » 2010 » Ноябрь » 25 » Христианство в Центральной Азии
19:12
Христианство в Центральной Азии

История христианства в Казахстане началась много столетий назад, церковное Предание приписывает проповедь Евангелия в землях Востока святому апостолу Фоме. Климент Александрийский называет св. Фому «апостолом Парфии, Мидии и Персии», то есть областей, находящихся в непосредственной близости от Центрально-азиатского региона. В то время земли, где проповедовал святой апостол Фома, входили в состав Кушанского царства, границы которого включали в себя, кроме многих территорий, районы современного Восточного Туркестана, Таджикистана и Узбекистана. Как известно, проповедь святых апостолов не совершалась в одиночестве, им всегда сопутствовали ученики, которых, зачастую, апостолы рукополагали епископами новых Церквей, с указанием продолжать проповедь учения Христова по окрестным местам (Тит. 1, 5). Таковыми были ученики апостола Павла: апостолы Сила, Силуан, Крискент, Епенет, ученики апостола Андрея – Филолог и Стахий, ученик апостола Петра – Марк Евангелист и многие другие. Несомненно, таких учеников имел и апостол Фома. История не донесла до нас имен этих подвижников, но, вполне вероятно, что они проповедовали там, где Фома побывать не смог и, возможно, доходили до земель современного Казахстана.

Первыми христианскими проповедниками на территории нашей страны, о которых сохранились реальные исторические документы, были сирийские миссионеры. Сирия (Арам и Ассур), как область наиболее близкая к Палестине, упоминается в Библии еще в книгах Ветхого Завета. Именно в Антиохии, крупнейшем городе Сирии, ученики Христовы впервые стали называться христианами. Знаменитый едесский царь Авгарь (Абгар V бар Ману Уккама), который в 32 г. получил исцеление от Самого Господа, через Его Нерукотворный Образ, был правителем сирийского княжества Осроенна, которое в 202 г. стало первым государством в мире, где христианство было признано государственной религией. Из Сирии происходили многие мученики, подвижники и учителя Церкви: Игнатий Богоносец, Феофил Антиохийский, мученики Гурий, Самон и Авив, мученица Феврония, свт. Иоанн Златоуст, Иаков Нисибийский, Преподобные отцы: Ефрем Сирин, Исаак Сирин, Роман Сладкопевец, Иоанн Дамаскин, Андрей Критский и многие другие. Сирийские миссионеры проповедовали христианство по всему миру от Грузии до Эфиопии, первый киевский митрополит Михаил был родом из Сирии, несколько римских пап и константинопольских патриархов являлись сирийцами по происхождению. Однако историческая судьба Сирийской Церкви трагична. Сирийцы-христиане в основном проживали на территории двух государств: Византийской империи и Персии. Эти две страны находились в состоянии почти постоянной войны, поэтому связи между двумя половинами сирийского народа были затруднены. Со временем это привело к расколу Церкви – восточные епархии, находящиеся на территории Персидского государства, обособились. Была образована самостоятельная Сиро-Персидская Церковь с центром в г. Селевкии-Ктесифоне. Вскоре в этой Церкви распространяются взгляды осужденного на III Вселенском Соборе архиепископа Нестория, а с 497 г. несторианство стало официальной догматической доктриной Сиро-Персидской Церкви. 
Несторианство, как всякое уклонение от истины, несомненно, являлось тупиковым учением, путем, не ведущим к спасению. Современный греческий богослов Х. Яннарас пишет: «В несторианстве обнаруживается тенденция к тому, чтобы видеть в Иисусе Христе лишь человеческую природу, то есть человека, конкретного индивидуума, которому Бог даровал исключительные свойства». Для несторианских богословов свойственно было противопоставлять Личность Бога-Слова личности человека Иисуса. Несторий и его единомышленники считали, что в Иисусе Христе Божественное и человеческое начала соединены лишь нравственно – Божество вселилось в человека Иисуса и пребывало в Нем подобно тому, как слава Господня пребывала в ковчеге Завета в ветхозаветные времена. Такая постановка вопроса приводила к серьезным богословским ошибкам. Как пишет великий русский богослов В. Лосский: «Если во Христе нет единства личности, значит наша природа не воспринята подлинно Богом и Воплощение больше не «физическое» восстановление. Если во Христе нет истинного единства, то нет и возможности соединения человека с Богом. Все учение о спасении лишается... обоснования: мы по-прежнему разлучены с Богом, обожение для нас закрыто; Христос – только лишь великий пример, а Христианство сводится лишь к учению нравственному, к подражанию Христу». После осуждения несторианства на III Вселенском соборе (431 г.) в Византии его последователей было очень немного, но это учение широко распространилось в пределах Персидского государства, постепенно заняв ключевые позиции в Сиро-Персидской Церкви.

Несторианское миссионерство – это одно из самых удивительных явлений церковной истории. Проповедь Евангелия осуществлялась на огромных территориях: вплоть до Тихого океана, Индонезийских островов, включая казахстанские и монгольские степи, равнины Китая и Центральной Азии, Индию, Персию и острова Индийского океана. На поприще миссионерства подвизались многие видные иерархи Сиро-Персидской Церкви, в том числе, и ее первосвятители. Вполне естественно, что такие успехи проповеди не могли состояться без тщательной подготовки миссионеров. Один из исследователей средневекового несторианства пишет: «Миссионерская деятельность несторианской Церкви была ориентирована в основном на восток, по двум направлениям, в Индию (и страны Юго-Восточной Азии), и на северо-восток в Среднюю Азию, Восточный Туркестан и Китай”. В XX в. французские археологи обнаружили на небольшом острове Харк в Персидском заливе развалины несторианского монастыря, в котором была миссионерская школа. По всей видимости, на этом острове готовили будущих проповедников для южных областей Азии. Предполагают, что из этой школы начинался путь для миссионеров, ведущих проповедь в Южной Азии: из Персидского залива вокруг Индии, полуострова Малакка к южному Китаю. На этом пути лежали несторианские епархии и общины в Южном Иране, островах Сокотра, Харк, Куриа-Мурья, Южной Индии, Индонезии и тропическом Китае.



Образцы несторианских крестов

Другим традиционным районом проповеди сирийских несториан становится северо-восточное направление. Учебный центр, готовивший несторианских проповедников для этого миссионерского маршрута, находился в древнейшем городе Центральной Азии – Мерве (ныне г. Мары в Туркмении). Христианство появляется в Мерве очень рано. Уже в 334 г. христиан тут было столько, что образуется отдельная Мервская епархия, а в 420 г. мы видим мервского епископа уже в сане митрополита. Мерв был крупным центром средневековой несторианской образованности, некоторые мервские епископы являлись видными богословами своего времени. Во второй половине IX в. в самом городе имелась богословская школа, а также монастырь и школа Зарак в окрестностях Мерва. Отсюда миссионеры отправлялись не только в ближайшие города и оазисы Средней Азии, но и в земли кочевников тюрков и монголов, Китай, государство Тангут, Корею, Манчжурию... Для нас, жителей Казахстана, особенно интересно это направление, по которому проповедники распространяли веру Христову среди кочевых племен, предков современного казахского народа. 
После Своего славного Воскресения Господь заповедовал святым апостолам проповедь Евангельского учения по всей Вселенной, всякому народу земли, говоря: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари... А они пошли и проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями» (Мр.16, 15, 20). Размышляя над этими словами, блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский пишет: «Видишь ли? Везде сначала наше действие, а потом уже Божие содействие. Ибо Бог содействует нам тогда, когда мы действуем и полагаем начало, а когда мы не действуем, Он не содействует»1. Потому с апостольских времен проповедь христианства была одной из самых больших забот Святой Церкви. Сиро-Персидская Церковь до несторианского раскола на Селевкийском соборе в 497 г. являлась самой восточной Православной поместной Церковью, поэтому у нее был огромный потенциал миссионерской работы на пространствах, почти полностью языческой Южной и Восточной Азии. Факты истории убедительно свидетельствуют об этой деятельности. Уже в 196 г. состоялось крещение «народа реки Окс» (т.е. р. Амударьи), в 334 г. письменные документы говорят о том, что в Мерве есть христианский епископ, в 410 г. впервые упоминаются христиане в Самарканде, в 430 г. происходит основание епархии в Герате. Этот перечень фактов можно было бы продолжать, нам отчетливо видна апостольская ревность сирийских христиан в распространении Евангелия Христова на землях Центральной Азии. Однако в начале V в. произошли трагические события, в результате которых Персидская Церковь навсегда оказалась отрезанной от тела Вселенской Церкви. Большую роль в этом процессе сыграли правители Персии, которые поддерживали любые ереси, противостоящие Православию. Несториане, бежавшие в Персию, распространяли всяческие нелепости и ложь, утверждая, что на III Вселенском соборе было принято неправославное учение. Все это привело к тому, что в 497 г. на поместном Соборе Персидской Церкви несторианство становится официальным догматическим учением этой Церкви. 
Однако эти события не затормозили миссионерской работы Сиро-Персидской Церкви. Чем же объяснить то, что некоторые духовные плоды возможны и у еретиков, огражденных от общения со Вселенской Церковью? Часто можно видеть, что весной на срубленном большом дереве, так же, как и на живых растениях появляются зеленые побеги. Дерево уже срезано, оторвано от корней и, казалось бы, оно не должно жить, но в огромном стволе еще есть соки, есть некоторая жизненная сила, которая и побуждает поваленное дерево распускать почки. Так произошло и с Сиро-Персидской Церковью. Несторианам удалось отторгнуть от Вселенского Православия обширную поместную Церковь, но еще несколько веков некоторая духовная жизнь продолжалась, существовали монастыри, писались аскетические творения, продолжалась миссия среди язычников, пока не наступил неизбежный крах – почти полное исчезновение несторианства. 
Впервые было замечено наличие христиан среди тюркских кочевников в VI в. В 591 г. у пленных воинов-тюрков из Бухары были обнаружены татуировки креста на лице, причем пленники на вопрос о происхождении этих изображений отвечали, что так делают у них на родине христиане, опасаясь, чтобы их дети не стали жертвами эпидемий. 
Как же осуществлялась проповедь христианского учения среди кочевников Центральной Азии? Как уже говорилось выше, несторианская Сиро-Персидская Церковь имела мощный аппарат подготовки миссионеров. Большая часть этих людей, вероятно, навсегда останутся безвестными, так как значительная часть документов (отчетов, инструкций и т.д.) погибла во время разгрома несторианской Церкви эмиром Тимуром в XV в. Но некоторые имена миссионеров история донесла до нас. Это в основном представители высшей несторианской иерархии. Один из первых патриархов Сиро-Персидской Церкви мар Аба (540-552 гг.) имел огромный авторитет не только у своих прихожан, но и у представителей государственной власти Персии. Данные его жизнеописания говорят о том, что он, после избрания на первосвятительский престол, лично объезжал многие области Восточного и Южного Ирана, проповедуя и утверждая церкви. В 549 г. он посвятил епископа для восточного соседа Ирана – государства эфталитов. Примечательна история обращения в христианства самого мар Абы. Он являлся персом по национальности, язычником-огнепоклонником, служил писцом у одного знаменитого юриста. Благодаря случайной встрече с одним христианским монахом, который со смирением перенес оскорбление, нанесенное ему Абой, последний принял крещение. В этом случае мы видим живой пример того, какими путями распространялось христианство. Одним из преемников мар Абы на патриаршем престоле являлся католикос Сабришо I (596-604 гг.). По своему духовному устройству он был монах и подвижник. До избрания на патриаршество Сабришо много лет посвятил миссионерской работе на востоке. Когда он стал Патриархом, то продолжал заниматься проповедью, объезжая епархии. К VII в. несториане уже имели развитую миссионерскую организацию, причем внимание этому делу уделялось на самом высоком иерархическом уровне. Так, в письмах Патриарха Ишояба III (650-661 гг.) мы видим его особую заботу об организации приходской жизни в Средней Азии и Индии. В годы предстоятельства Патриарха Хенанишо II (773-780 гг.) наблюдается усиленное проникновение несториан на восток: в Китае, где первые миссионеры появились еще в 635 г., в то время создается несторианская епархия. В 776 г. появляются первые несториане в Семиречье. Преемником Хенанишо был Патриарх Тимофей I (780- 819 гг.), его имя особо значимо для распространения несторианства в Центральной Азии. По личному указанию патриарха Тимофея, миссионер Шубхалишо, направленный первоначально в Прикаспийские области, проповедовал на огромной территории, вплоть до Китая, посетил несколько кочевых племен и крестил многих язычников, манихеев, огнепоклонников, в том числе, нескольких царей. Проповедь Шубхалишо была очень действенна, предполагают, что именно он крестил племя басмалов (предков казахского рода аргын). Не только патриархи, но и отдельные епископы направляли миссионеров на восток. Известно, например, из найденной древней среднеазиатской рукописи, что эламский митрополит направил в долину реки Талас своего брата, который многих местных жителей крестил и построил там часовню. Из жизнеописания мервского митрополита Ильи (сер. VII в.) известен случай, когда он, после своей проповеди, крестил какое-то тюркское племя во главе с их каганом, причем в диспуте с тюркскими шаманами митрополит Илья одолел их, подобно тому, как Моисей одолел жрецов египетского фараона.


Как мы видим, проповедь Евангельского учения осуществлялась миссионерами Сиро-Персидской Церкви в Центральной Азии различными путями и очень активно. Среди тюркских и монгольских кочевых племен несторианство распространилось на огромной территории: от границ Ирана до Маньчжурии. Особенно много христиан было среди таких племен, как аргыны, кераиты, найманы, онгуты, уйгуры и некоторые другие. Но парадокс заключается в том, что несторианство совершенно исчезло, не оставив никаких следов в памяти потомков центрально-азиатских христиан. Главной причиной того, что несторианство очень быстро утратило какую-либо значимость в среде центрально-азиатских кочевников, является то, что это учение по своей природе являлось еретическим. Несторианство стало домом, построенном на зыбком основании, ибо твердое, надежное основание для Церкви Христовой есть Православное исповедание догматов, всякое же отклонение от истины неизбежно ведет к падению. 
Примеры того, что многие крупные иерархи несторианской Церкви заботились о просвещении учением Христовым народов Центральной Азии, можно продолжать и дальше. Но христианство проникало к этим народам и другими путями. Очень часто благовестниками Евангелия становились люди, специально не готовившие себя к миссионерской деятельности. Таковыми были миряне: христианские купцы, торгующие с язычниками, ремесленники, селившиеся среди нехристианского населения. Историками уже давно замечен удивительный факт – в некоторых областях Центральной Азии христиане появляются до того, как туда присылались официальные представители несторианского епископата. Например, первый миссионер в Китае – епископ Алопен побывал в этой стране в 635 г., а китайские документы говорят, что еще в 578 г. в провинции Ганьсу поселился сирийский христианин Мар-Саргис. В состав переселенцев-христиан на Восток входили не только сирийцы и персы, но жители Средней Азии – сарты. Вероятно именно благодаря их благотворному воздействию в 1009 г. принял крещение хан племени кераитов (предков казахского рода керей), который получил имя Маргуз (Марк) и вскоре крестил весь свой народ. Священников для крещения этого народа прислал мервский несторианский митрополит, а впоследствии кераиты вошли в состав Синской (Китайской) епархии несторианской Церкви в виде самоуправляемого округа – архидиаконства. В отношении того, при каких условиях состоялось крещение найманского племени, у современных исследователей нет точных данных. Однако реконструкция событий, основанная на свидетельствах средневековых мусульманских авторов (Рашид-ад-Дина и др.), говорит о том, что большую роль в обращении найманов сыграли христиане-уйгуры, которые в средние века селились на найманских землях большими колониями. 
Из истории несторианской Церкви известны факты, когда христианство распространялось даже пленниками. В одном древнем сирийском патерике приводится удивительный случай. В гористой местности на севере Ирана жил старец-монах и несколько его послушников. Избрав строгое отшельничество, они пребывали в лесу, питаясь листьями и ягодами. Через некоторое время наставник монахов умер, а один из подвижников – инок Иоанн был уведен в плен отрядом дикого племени, обитавшего в горах. Находясь на положении раба, этот инок начал проповедовать, многих обратил в христианство и основал там монастырь. Умер он в глубокой старости в 737 г.


Список литературы: 
1. Н. В. Пигулевская. Культура сирийцев в средние века. – М. 1979. 
2. А. Б. Никитин. Христианство в Центральной Азии. Восточный Туркестан и Центральная Азия: история, культура, связи. – М. 1984. 
3. В. В.Бартольд. Христианство в Туркестане в монгольский период. Сочинения. – Т. 2, ч. 2.- М. 1964. 
4. Е. Н. Мешерская. Деяния Иуды Фомы. – М. 1990.

Просмотров: 1020 | Добавил: Админ
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]