Главная » Статьи » Актуальные темы

Эвтаназия.Имеет ли право безнадежный больной на добровольную смерть?


Что такое эвтаназия? В переводе с греческого это значит "легкая смерть". В наше время это, как правило, означает помощь врача больному в совершении самоубийства с применением сильнодействующих медицинских препаратов (снотворное, наркотические средства). При этом происходит тихая, спокойная смерть - больной просто засыпает и никогда уже не проснется.

Эвтаназия известна давно, с глубокой древности. Так, в Спарте убивали младенцев, родившихся слабыми, больными. Некоторые первобытные племена имели обычай убивать или оставлять без присмотра стариков, ставших обузой для семейства. И вот в двадцатом веке оживает этот обычай. Впервые в ХХ веке эвтаназия была введена в фашисткой Германии, а затем официально была разрешена в Голландии. Мировая общественность бурно обсуждает вопрос о ее допустимости. В прессе высказываются различные мнения по этому поводу. Врачи, писатели, юристы, духовенство, верующие и атеисты рассуждают об этой проблеме, но в мире нет однозначного отношения к эвтаназии. На короткое время закон разрешал ее в Австралии. Ни к чему хорошему это не привело. Однако споры продолжаются. Во многих странах законопроекты о праве на смерть рассматриваются довольно часто, например, парламент Великобритании отвергал его более двадцати раз. Уже давно на Западе идет настоящая война между сторонниками и противниками эвтаназии. Звучат взаимные обвинения, ломаются копья, создаются различные клубы, общества, фонды за и против убийства тяжелобольных.


Во многих странах мира люди пытаются решить вопрос о допустимости добровольной смерти по гуманным соображениям - особенно в случае неизлечимой, несущей страдания, болезни. В последние годы проблема значительно усложнилась, поскольку передовые медицинские технологии позволяют врачам даже в самых сложных случаях поддерживать жизнь пациентов в течение длительного времени. Конечно, больные имеют право в любой момент отказаться от медицинской помощи. Однако просьба сделать смертельную инъекцию - это совсем другое дело.

Больно и невыносимо видеть, как страдают умирающие. Современный человек разучился стойко переносить боль и сопереживать другому, а человечество в целом во многом утратило чувство сострадания.

При этом сегодня люди страдают от онкологических заболеваний много больше и много страшнее, чем в прошлом. Как ни парадоксально, но связано это с тем, что за последние десятилетия в борьбе с раком достигнут несомненный прогресс. Прогресс, который привел к тому, что теперь человек не погибает, как это было раньше, на ранних стадиях заболевания, и даже в тех случаях, когда лечение не приводит к выздоровлению или ремиссии, дотягивает до того момента в развитии болезни, который в прошлом был принципиально недостижим.


В тот страшный момент, когда метастазы порождают весь его организм, человек сталкивается с запредельным истощением и чудовищными болями. Раньше до этой стадии развития болезни доживали единицы, теперь это стало уделом большинства больных раком.

"Мы ничем, кроме наркотиков, не можем облегчить страдания больного, - говорит онколог Владимир Денисов. - В таких условиях запрещение эвтаназии - это проявление нездорового гуманизма". Но все-таки большинство врачей в России пока не поддерживает идею досрочного ухода из жизни. "Бороться надо до конца, - считает академик Юрий Лопухин, председатель Российского этического совета, - состояние безнадежно больного может улучшиться, а установка на то, что гуманнее его умертвить, деморализует врача".
Так все-таки имеет ли право безнадежно больной на добровольную смерть?

Медицинский вопрос


26 ноября 1997г. известный сторонник эвтаназии Джек Кеворкян, помогший уйти из жизни более чем 130 безнадежно больным и получивший за свою деятельность прозвище "Доктор Смерть", убил двух женщин, которые не были безнадежно больны. По словам судебно- медицинского эксперта, ни одна из этих женщин не страдала неизлечимым заболеванием, хотя вполне возможно, что они испытывали сильные боли: у одной был остеопороз, а другая была больна множественным склерозом. Ранее Кеворкян торжественно заявлял, что "помогает" только умирающим. Но оказалось, что у "Доктора Смерть" были свои собственные взгляды на то, какого пациента можно считать умирающим, а какого - нет.

Только после восьми лет деятельности по убийству тяжелобольных, 13 апреля 1999г., американский патологоанатом Джек Кеворкян был осужден и приговорен к семи годам лишения свободы. Его должны были приговорить к пожизненному заключению, но суд учел его почтенный возраст - 71 год.
Он не скрывал своей деятельности, снимал весь процесс на видео и полагал, что делает благое дело, избавляя пациента от страданий.
"Доктора Смерть" ненавидела половина врачей Америки. Клятва Гиппократа и Декларация Всемирной Медицинской Ассоциации запрещают врачу помогать больному в самоубийстве. Но вопрос не так прост. Наблюдать страдания близкого человека невыносимо для его родных. Нередко сам больной умоляет врача помочь прекратить жизнь, в которой не осталось ничего, кроме непрерывной боли. В США при проведении опроса оказалось, что более половины американцев, в том числе и врачей, за эвтаназию - умерщвление врачом пациента, находящегося в последней стадии смертельного заболевания, причиняющего мучительные боли. Разрешение врачам помогать больным в добровольном уходе из жизни неминуемо приводит к трагическим и безнравственным случаям. Вполне возможна ошибка в диагнозе, неожиданное выздоровление пациента, да и никто не может поручиться за абсолютную честность и бескорыстность врача - это те же люди, со всеми свойственными им недостатками и пороками. Один из противников эвтаназии, замечательный врач, академик Андрей Воробьев, считает, что не в силах медиков поставить окончательный диагноз: он определяется свыше.

Всегда есть надежда на чудо, и врач не вправе убивать эту надежду. Есть и другой аспект: если разрешить эвтаназию, то не удастся избежать злоупотреблений, не удастся защитить от умерщвления людей, которые этого не хотят.

Опасность разрешения эвтаназии хорошо проявилась в Голландии, где врачам было позволено при определенных условиях прерывать жизнь безнадежно больных пациентов. Когда доктор Бен Жилич обследовал в голландской клинике 50-летнюю женщину, он сразу понял, что жить ей оставалось недолго. Рак груди дал метастазы в кости, печень и легкие. Онколог объяснил больной, что он сможет с помощью лекарств облегчить боли, и предложил ей место в больнице. Жилич чувствовал опасения женщины, которая знала о принятой в Голландии практике, разрешающей врачам прерывать жизнь неизлечимо больных пациентов. "Я - католичка, - сказала она. Моя вера никогда не позволит мне согласиться на эвтаназию".

Жилич заверил женщину в том, что он будет лечить ее, и, в конце концов, она согласилась остаться в больнице. После 24-часового курса лечения морфием боли прекратились. И хотя больная отдавала себе отчет в том, что смерть ее близка, ее самочувствие настолько улучшилось, что она смогла повидаться с мужем и семьей. Однако через некоторое время Жиличу позвонила домой медсестра и сообщила печальную новость. Когда Жилич ушел из больницы, другой врач вошел в палату его пациентки и попросил ее мужа и сестру выйти. Затем он распорядился увеличить дозировку морфия, отказавшись при этом дать письменное подтверждение. Через несколько минут женщина умерла. Жилич потребовал объяснений. "Она могла бы прожить еще только неделю, - ответил ему коллега. - А мне было необходимо освободить место в палате".

После такого случая Жилич уволился из больницы, решив посвятить себя работе в хосписах (больница для безнадежно больных). "Будучи врачом, я видел, что людей лишали жизни по причинам, не имевшим ничего общего с лечением, - говорит он. - Теперь я могу помогать пациентам и заботиться о них, пользуясь гуманными методами. Надеюсь, что другие люди - и врачи, и больные - будут иметь такую же возможность".

Разрешение применения эвтаназии, как действия по намеренному умерщвлению безнадежно больных людей, по решению врачей или согласию родственников неизбежно приводит:


- к криминализации медицины и к потере доверия общества к институту здравоохранения;


- к умалению достоинства врача и извращению его профессионального долга;


- к снижению темпов развития медицинского знания, в частности, разработок методов реанимации, обезболивающих препаратов, средств для лечения пока еще неизлечимых заболеваний и т.п.;


- к распространению в обществе принципов цинизма, нигилизма и нравственной деградации в целом, что неизбежно при отказе от соблюдения заповеди "не убий".


"Сегодня в нашем распоряжении есть мощные анальгетики, представляющие собой прекрасную альтернативу эвтаназии, - заявил исполнительный директор "Общества Христианских Врачей и Стоматологов" д-р Дэвид Сивенс. - Как врачи мы должны обеспечить умирающим по- настоящему достойный уход из жизни, а не оставлять их одних в самый критический момент. Особенную опасность легализация эвтаназии представляет для бедных, одиноких, инвалидов и стариков, для которых "право на смерть" может в скором времени превратиться в "обязанность умереть". Вопрос психологии


Квалифицированный врач должен учитывать, что просьба больного об ускорении его смерти может быть обусловлена состоянием депрессии, лишающем его возможности правильно оценивать свое положение. Нельзя забывать и об особенностях человеческой личности, до последней минуты жизни обладающей свободой выбора и правом на изменение решения.

Доктор Роберт Туайкросс из Оксфордского Университета, ведущий авторитет в области паллиативного лечения (лечения для поддержания жизни), вспоминает одного больного, у которого был рак. Стремясь избавиться от болей и душевных переживаний, он злоупотреблял спиртным и, в конце концов, попросил умертвить его. После того, как у него прошли боли в результате применения лечебных средств, он изменил свои намерения, сказав: "Это не я говорил. Это говорил алкоголь".

"Депрессия зачастую сопутствует неизлечимому заболеванию и усложняет его ход, - говорит Туайкросс. - Как только пациент выходит из состояния депрессии, просьб об эвтаназии как не бывало".

Юридический вопрос

В России эвтаназия запрещена законом 1993г. "Об охране здоровья граждан". Тем не менее, в Минздрав постоянно поступает огромное количество писем от безнадежных больных. Не имея возможности достойно переносить болезнь, они требуют разрешить врачам избавлять их от страданий. Такое разрешение было дано врачам в Голландии в 1984г. при следующих показаниях: больной должен испытывать невыносимые страдания, которые невозможно облегчить, больной должен сам, по своей воле, обратиться к врачу с просьбой помочь ему умереть. В таком случае врач может выполнить эту просьбу, но только после консультации с еще одним, независимым врачом. О каждом таком случае следовало сообщать властям как о "неестественной смерти". Врачи, нарушающие эти правила, могли быть осуждены сроком до 12 лет. Казалось бы все предосторожности были соблюдены, и предполагалось, что эти правила защитят неизлечимо больных пациентов. Однако имеющиеся данные говорят об обратном: все права получили врачи. Хотя и считается, что больные в Голландии сами принимают решения, их к этому иногда подталкивают врачи. "Если медики считают, что состояние пациента оставляет желать лучшего, - говорит К.П. Хаснот, терапевт из Барна, - они задаются вопросом: а стоит ли усугублять страдания?" В 1995г. в Голландии 3600 человек умерли в результате самоубийства с помощью врача. Однако эта цифра включает только те случаи, когда пациент сам попросил о смерти. По данным исследования, жизнью 900 больных распорядились без их ведома, и около 1900 летальных исходов произошло, когда врачи увеличивали дозы обезболивающих препаратов с явным намерением ускорить наступление смерти. "В связи с тем, что эвтаназия легализована, прокуроры зачастую не хотят предъявлять обвинение," - говорит голландский криминалист Крис Рютенфранс. С 1981 года перед судом предстали только 20 врачей. Девять были осуждены, из них только шестеро получили условные сроки, а трое вообще не понесли никакого наказания. Сторонники эвтаназии пытаются расширить юридические границы допустимого. В июне 1994г. Верховный Суд Голландии рассматривал дело психиатра Баудвейна Шабо, который помог уйти из жизни 50-летней женщине, которая не была неизлечимо больна и не страдала от физической боли, она просто находилась в состоянии депрессии. Тем не менее суд впервые оправдал то, что прежде считалось преступлением: помощь врача в добровольном уходе из жизни физически здорового пациента.


Доктор Херберт Хендин, директор медицинской части Американского фонда по предотвращению самоубийств, изучал эвтаназию в Голландии.Он отмечает: "То, к чему прибегали лишь в исключительных случаях, превратилось в рутинный подход к неизлечимым заболеваниям. В Голландии перешли от эвтаназии для неизлечимо больных к эвтаназии для хронических больных, от эвтаназии при физических заболеваниях - к эвтаназии при психических расстройствах, и от добровольной эвтаназии к вынужденной".

В некоторых случаях право на смерть незаметно обернулось для больных обязанностью умереть.
Этика и общество

Может ли общество допускать эвтаназию? Насколько этична такая практика для врачей, пациентов и их родственников? Оказывается, при легализации эвтаназии нарушения нравственности и порядочности неизбежны. Вот что говорит психиатр из Амстердама Франк Курселман: "Я часто вижу, как людей понуждают к эвтаназии измученные ожиданием неизбежного конца и потерявшие терпение родственники". Он рассказывает о женщине, родные которой собрались в Амстердаме в связи с готовившейся эвтаназией. Одна родственница приехала из-за границы. Когда в последние минуты больная заколебалась, члены семьи сказали ей: "Ну не зря же она приехала из такой дали". Вместо того, чтобы сделать все для соблюдения подлинной воли больной, врач осуществил эвтаназию.


По причине разрешения эвтаназии в Голландии ее альтернатива - паллиативное лечение (поддержание жизни) по большей части недоступно. Этот подход появился 30 лет назад в Англии, он предполагает полный уход за неизлечимо больными и их семьями, его основная цель - дать душевный покой и контролировать физические и душевные страдания, не ускоряя и не отодвигая смерть. Сегодня в Европе и в Северной Америке такой подход обеспечивают в общежитиях, называемых хосписами. В Соединенных Штатах около трех тысяч хосписов, и в 1996г. их услугами пользовались 450 тыс. человек. В Великобритании 207 хосписов на 3068 мест. А в Голландии хосписов не более полудюжины - на 36 мест. "К сожалению, голландцы открыли эвтаназию прежде, чем паллиативное лечение", - говорит доктор Бен Жилич. В настоящее время в России все чаще возникают дискуссии о морально-этической стороне эвтаназии. Большинство врачей отвергают эту практику и приводят такой убедительный довод: сегодня нет методов для лечения какого-то заболевания, а завтра они могут появиться, в этом смысле неоценимым может оказаться продление жизни больного даже на один день. "Жизнь каждого человека уникальна, и никто не вправе распоряжаться ею, даже если в минуту слабости больной сам попросит об этом", - считает заместитель директора Института онкологии им. Герцена Василий Иванович Борисов. Врачу-ревматологу из клинической больницы N3 Управления делами Президента Ольге Александровне Дубовик приходилось много работать с пожилыми людьми, но за всю свою практику она не встретила ни одного человека, который не хотел бы жить. "Даже врачи, которые знают свой диагноз и умирают в муках от онкологических заболеваний, начинают надеяться на чудо", - говорит она. Эвтаназия запрещена в России законом. Но страдания больных, как физические, так и душевные, необходимо облегчать, насколько это возможно. Для этого и служат хосписы, первый из которых открылся в нашей стране в 1990г. На конец 1996г. их было уже 42, и их количество продолжает расти. Будем надеяться, что со временем они будут у нас так же распространены, как и на Западе, и станут достойным решением проблемы умирающих тяжелобольных. Конечно, помочь больному в совершении самоубийства намного проще и дешевле, чем помочь ему преодолеть физические и душевные страдания и обеспечить достойное завершение жизни. Известно, что нравственный уровень общества определяется его отношением к самым слабым и беззащитным - к старикам, больным, детям, в том числе, и к еще нерожденным. К сожалению, часто общество идет по пути моральной деградации - это и разрешение абортов, и половая распущенность и убийство тяжелобольных.


Христианское учение запрещает самоубийство. Жизнь дается Богом и принадлежит Ему. Врач не должен присваивать божественное право. Его задача - продлить жизнь и облегчить страдания больного. Таково мнение большинства российских медиков.


Духовный вопрос


Возникновение вопроса об эвтаназии в нашем обществе непосредственно связано с "мировоззренческим плюрализмом", признающим существование разных типов ценностных ориентаций, включая позицию, допускающую убийство и "право человека на смерть".

Для таких явлений, как эвтаназия, аборты, стерилизация - всего того, что угрожает человеческой жизни - появилось название: "культура смерти". Культура смерти - это не только особая совокупность идей, взглядов, оправдывающих убийство, это особый тип мышления, попирающий ценность дарованной Богом жизни и низводящий человека до уровня бездуховного биологического существа. Рассуждения сторонников эвтаназии таковы: человек имеет право выбора. Если он устал жить, то врачи могут "помочь" ему умереть безболезненно. Но все ли так просто? Неверующий человек чувствует, что эвтаназия недопустима, но не может понять почему. В рамках той системы координат, в которой он живет и действует, самоубийсто не считается чем-то аморальным, а воспринимается как естественное решение, когда нет другого выхода из жизненного тупика.
"Если Бога нет, то все дозволено", - говорил Достоевский. Если человек не верит в Бога и существование бессмертной души, то смерть для него - всего лишь прекращение существования биологического существа, и в ней не должно быть ничего страшного. Атеисты упорно верят в то, что Бога нет, что смерть - это конец всего, и после нее уже ничего нет. Но откуда же тогда страх перед смертью, откуда этот внутренний протест, этот кричащий из глубины души голос, говорящий, что смерть - это не конец, а начало чего-то нового? Встречаясь с реальностью смерти, даже самый ярый атеист начинает сомневаться в своих убеждениях и, либо в его сознании начинает что-то меняться по отношению к Богу, либо он еще более ожесточает свое сердце, ведет себя гордо и независимо.
Без признания Бога не может быть морали. Без Бога дозволено все: человек просит о смерти - так давайте дадим ему яд. Женщина хочет избавиться от ребенка, живущего в ней - нет никаких проблем! Половая распущенность вдруг стала нормой - натягивай презерватив и вперед! Все это называется свобода ценностей и моральный нейтралитет. Поэтому эвтаназия - вопрос прежде всего не медицинский и не этический, а духовный.

Библия говорит, что "все согрешили и лишены славы Божией." (Рим.3:23) Проблема человека в том, что грехи разлучают его со святым Богом. Поэтому человек и чувствует внутреннюю неудовлетворенность, чувство вины, страх перед смертью... Дело в том, что неминуемы "скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое." (Рим.2:9)

Что же происходит с человеком после смерти? Все мы хорошо знаем, что происходит с физическим телом - жизнь покидает его, и тело предают земле. Но что происходит с душой? Здесь уже нет очевидного ответа, но Библия отвечает и на этот вопрос: "И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратился к Богу, Который дал его." (Еккл.12:7) Вот здесь и сокрыт ответ на вопрос, почему возникает страх перед смертью. Каждый человек предстанет пред Богом после смерти и будет судим за свою жизнь: "человекам положено однажды умереть, а потом суд." (Евр.9:27) Горе тому, чье сердце в этот момент окажется неправо пред Богом, кто умер, так и не раскаявшись в своих грехах и не признав верой искупительной жертвы Христа, не приняв Его как своего Господина и Спасителя. Справедливое наказание для таких людей - ад, вечная разлука с Богом, вечные страдания и муки совести.

Если бы мы больше вникали в то, чем живет умирающий, вопрос об эвтаназии отпал бы сам собой, ибо нам стало бы ясно, что именно в последние дни жизни человек переживает хотя очень страшное, но удивительное время. Смысл последних дней жизни, когда человек, по выражению Терезы из Лизье, подобно железнодорожному локомотиву приближается к конечной станции, заключается в том, что человек в этот момент переживает огромные духовные изменения. Происходит серьезная переоценка ценностей, человек уже меньше думает о временном, земном, но больше о вечном, о своей душе и ее дальнейшей судьбе. "Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет." (Лук.12:20,21)

Когда у человека остается совсем немного времени на земле, когда силы исчезают с каждым днем, а физические страдания увеличиваются, он на глазах становится другим, парадоксально вырастая из своих слабостей и преодолевая тот потолок, которым он, казалось, уже навсегда был ограничен в своем развитии. Не дать человеку пережить эти дни - преступно.

Не случайно Иоанн Павел II призвал увидеть в эвтаназии не просто практику, которая должна быть отвергнута, но и "драматический вызов, брошенный всем людям доброй воли, чтобы они немедленно мобилизовались".

"Что сделать, чтобы действительно помочь людям нашего времени осознать бесчеловечный характер некоторых аспектов господствующей культуры?" - спрашивает Папа и сам отвечает на свой вопрос: необходимо научиться не только думать, но и чувствовать по-христиански. Проблема заключается не в эвтаназии, как таковой, и даже не в ужасе тех болей, которые мучают умирающих, но в том, что мы бросаем наших больных, считая, что не можем им ничем помочь.

Только человек с сердцем, открытым для Бога, может проявлять истинное христианское сострадание к умирающим людям, он не ожесточает свое сердце и не отворачивается от них. Поэтому не случайно Иисус Христос говорил, что отношение к ближнему может говорить об отношении к Богу и свидетельствовать о духовном состоянии человека: "Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: 'приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне'. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: 'идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня'." (Матф.25:34-36,41-43) Это не спасение добрыми делами, это открытость сердца для Бога и искренняя вера, проявляющаяся в добрых делах. Задача здорового человека заключается в том, чтобы разделить с умирающим его боль, а в каких-то случаях взять эту боль на себя. Это непросто, ибо здесь необходимы и физические силы, и сердце.


Нам проще ужасаться состоянию больного, в крайнем случае жалеть его, но не быть с ним рядом, а именно это необходимо. Нет ничего страшнее, чем одиночество больного. Умирающий человек нуждается в нашем присутствии. Он нуждается в том, чтобы с ним говорили, чтобы с ним молчали, но только не бросали его одного. "Умейте молчать, - говорит митрополит Антоний, - пусть болтовня отступит, даст место глубокому, собранному, полному подлинной человеческой заботливости молчанию. Возьмите больного за руку и скажите спокойно: "Я рад побыть с тобой". И замолчите, будьте с ним, не воздвигайте между вами целый мир незначительных слов или поверхностных эмоций".

Родственники обычно прибегают, чтобы умыть больного или накормить. Но задача заключается и в другом - быть рядом с больным, общаться с ним от сердца к сердцу, увидеть в нем не больного, а человека. Именно этого зачастую не делает никто. А поэтому находится другой выход - эвтаназия.

Трагедия современного общества состоит в том, что в больном перестают видеть человека, с которым можно общаться на равных. На него начинают смотреть как на несчастного, которого надо жалеть, опекать, оберегать от новостей, чтобы больной не волновался, но при этом забывают о главном - о его внутреннем мире и его личности.

Мы стараемся не видеть чужой боли, зажмуриваем глаза, затыкаем уши. В советские времена мы прятали инвалидов в резервациях, чтобы никто их не видел, как бы жалея психику своих соотечественников. Морги в больницах часто прятали на заднем дворе, чтобы никто никогда не догадался, что здесь иногда умирают. Неверующие люди играют со смертью в "кошки-мышки", делая вид, будто ее нет, стараясь этим освободиться от страха смерти.

Беда сегодняшней цивилизации в том, что в большинстве случаев человек умирает в больнице, в изоляции от родных и друзей, в одиночестве и пренебрежении. Поэтому мы и противопоставляем идеям Джека Кеворкяна, считающего, что эвтаназия спасает умирающего от страшного конца, понимание того, что человек нуждается в нашей поддержке и сочувствии в эти последние дни его жизни, полные боли и страдания, когда у него есть последний шанс раскаяться во всех грехах, подготовится к вечности и предстать перед Богом непорочным, омытым святой кровью Сына Божьего Иисуса Христа.



Библиография.


Эвтаназия, или наступление "культуры смерти". Кому это выгодно? Свящ. Максим Обухов.

Заявление "О современных тенденциях легализации эвтаназии в России". Московский Патриархат. Церковно-
общественный комитет по биомедицинской этике.

Эвтаназия. "Ридерз Дайджест", ноябрь 1997 г.


Информационные сообщения CWN / Благовест-инфо.


Умирание или эвтаназия? Свящ. Георгий Чистяков.


Записки московского священника. Свящ. Георгий Чистяков.


Издательство "Вера и жизнь"



Категория: Актуальные темы | Добавил: Админ (26.11.2010)
Просмотров: 1917
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]